pathfinderrr (pathfinderrr) wrote,
pathfinderrr
pathfinderrr

Расточая себя

У меня много выдающихся подруг, и каждая отличается по-своему. Маша, к примеру, с каждым разом задает новую планку моему представлению о границах самоотверженности. Нет, она не сумасбродна, и ею движут благие намерения. Но любая ситуация или передряга, в которую она попадает, имеет свойство разрастаться как снежный ком. На днях она поведала мне очередную эпопею, от которой я осталась одновременно в недоумении и восторге.

Речь шла о некой подработке, которую она ранее упоминала в нашей переписке. Однако мне и в голову не могло прийти, что эта подработка заняла более двух месяцев, а принесла ей всего 5 000 (пять) тысяч рублей…


Дело было так: к Маше, работнице библиотеки, обратилась девушка-инвалид. Она просила помочь ей с литературой для написания диплома по какой-то специфической теме. Такие книги на руки не выдают, так что для работы с ними ей бы пришлось лично приходить в библиотеку, чего она не могла сделать по состоянию здоровья. Маша, человек с большим сердцем, радостно ухватилась за возможность побыть социально-полезной, да еще и заранее отказалась от всякой оплаты. Но девушка настаивала хоть на каком-то вознаграждении (видимо, имея более трезвые представления о предстоящем фронте работ). Маша продолжала махать руками, но в итоге согласилась на символическую сумму в 5 тысяч рублей. Учитывая, что от нее требовалось, иначе и не назовешь. А задача состояла в следующем: отсканировать 40 книг и 120 научных статей. Некоторые из этих книг оказались А3 формата и объемом в 700 страниц.

Первое время Маша работала неспешно, одну за другой заказывая книги из главного здания библиотеки в свой филиал (из-за лимита в одну книгу, перед заказом следующей нужно было успеть скопировать предыдущую). Заниматься этой деятельностью на работе воспрещалось, поэтому она носила их домой и фотографировала контрабандные материалы под покровом ночи да при свете настольной лампы. Когда спустя месяц сроки стали поджимать, а книг было скопировано всего штук 6, Маша всполошилась и подбила других сотрудников также заказывать нужные ей книги от своего лица. Объем и темп работ заметно возрос, и теперь занимал все ее свободное от службы время.

«Вторая работа» теперь начиналась в 9-10 вечера, а заканчивалась в 3 ночи (и это еще учитывыя, что Маша ни разу не сова). Спину ломило от нависания над книжкой с тяжелой камерой, а глаза слипались от еженощных 4 часов сна. Заказчица, ни сном ни духом не подозревающая о масштабе машиных страданий, периодически интересовалась процессом и подгоняла закончить все к дедлайну. Когда роковая дата подошла, Маша не придумала ничего лучше, чем исчезнуть. На вопросительные сообщения от заказчицы она ответила с аккаунта своего парня, рассказав страшные новости: что Мария, дескать, попала в больницу с аппендицитом, и раньше чем через неделю ее оттуда не выпишут. Взяв себе таким образом 7 дней отсрочки, девушка продолжила вкалывать на повышенных оборотах, лишь бы успеть к новому сроку. Времени на заказ книг уже не было, поэтому каждый вечер после работы она моталась на другой конец города в главное здание и торчала там до закрытия. Все гардеробщицы, не сговариваясь, приговаривали: «Все с работы, а вы на работу!». Сперва Маша отшучивалась, но спустя время стала слышать в этом комментарии злую насмешку.

В один из таких рейдов, поднимаясь из метро, она еще и уронила айфон. Телефон понесся вниз по разделительной полосе между эскалаторами, врезаясь в каждый фонарь, словно шарик в пинболле. Но все-таки остался жив, цел, орел. Маша облегченно выдохнула и поскакала дальше заниматься своим каторжным трудом, не обратив внимание на этакий знак свыше. Чтобы фотографировать книги, она садилась в читальном зале вместе с посетителями, и, рискуя своей работой, из-под полы фотографировала страницы дрожащими руками. В первые дни от стресса ей приходилось делать по 13 дублей, через пару дней четкий кадр удавался уже за 7 попыток. Но к новому сроку она все равно не поспевала, поэтому пришлось снова прибегнуть к помощи зала и от имени парня оповестить «работодательницу», что Маша все еще в больнице, т.к. у нее начались послеоперационные осложнения.

В последний день работ Маша выпорхнула из библиотеки как вольная птичка. Душа пела и плясала, и ей почему-то захотелось пройтись по мраморному парапету. Правда, из-за наледи спрыгнуть с него получилось не так изящно, и чтобы не поскользнуться, она обхватила мраморный шар. Телефон, лежащий в кармане, с размаху чокнулся о шар. На этот раз ему не столь повезло, и стеклянный экран пошел многочисленными трещинами. Добираясь домой в мрачном настроении, она позвонила в сервисный центр и выяснила, что ремонт обойдется как раз в 5 000.

Выслушивая все это, я все качала головой и недоумевала, почему было бы не отказаться от столь сумасбродной затеи если не в самом начале, так хоть на полпути? Почему было бы не сказать девочке, что задача невыполнима, да еще и угрожает Маше увольнением? Не говоря уже о подорванной нервной системе, недосыпе и расколотом айфоне.

«Умом я это все понимала, да…но отказать не могла».

Все бы это было смешно, если бы не было так типично: эта история логично вписалась в череду бывших машиных злоключений, где она уже не раз мучила себя и чем-то рисковала, лишь бы не подвести первого встречного. И с каждым разом ситуации становятся все труднее и замороченнее. Вот что с этим сделать, как помочь человеку перестать впутываться в подобные неприятности?
Tags: бытовое, из жизни, наблюдения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments